Лабораторная по радиобиологии.
Преподаватель - одутловатая женщина с обручальным кольцом, которое уже вросло в палец, и у которой, видимо, жизнь в полном порядке - монотонно бубнила текст, а мы записывали. Староста - такая же опуклая, но чуть в большей степени - шестерила и с видом превосходства над нами, баранами, дополняла одутловатую женщину. Они обе говорили о том, что и так всем известно. Как тут не вспомнить чеховского Ипполита Ипполитыча: Так, он вполне серьезно сообщал, что «лето не то что зима», что «без пищи человек не может существовать» и т. д. И даже умирая, будучи в бреду, он говорил только очевидные вещи: «Волга впадает в Каспийское море... Лошади кушают овес и сено...»

Лабораторная по микробиологии.
За каждым закреплено свое (и только свое!) рабочее место. Все приборы на своих местах. Строжайшее соблюдение инструкции. Так как я пропустил первые два занятия, то преподаватель бросала на меня огненные взгляды - лишь бы ничего не сломал! Хоть я и так предпочел слиться со стеной и не вызывать никаких подозрений. Но мне было позволено провести лабораторную вместе со всеми. Я, конечно же, нарушил практически все положения в инструкции, как: неправильно взял микроскоп, не прогрел металлическую петлю, открыл пробирку не над спиртовкой, размазывал бактерии на стеклышке не над столом, не поставил сразу же на место фуксин и тд. Чопорная женщина-преподаватель пылала внутри, но не показывала виду. То есть старалась не показывать. Финал таков: из всей группы лишь на моем препарате отчетливо окрасились и грамположительные, и грамотрицательные бактерии. Мораль сей басни такова: следуйте инструкции, господа.

Лабораторная по клинической диагностике.
Коза отчаянно кричала и просила сена. Я почему-то представил себя на месте козы и меня объял необъяснимый ужас при виде этого дяденьки-преподавателя и кучи студентов в белом. Они (студенты) били пальцами по ребрам, на ощупь искали что-то на шее, сдавливая трахею и заставляя кашлять, подвешивали на ремнях, щекотали фонендоскопом и в довершение - совали что-то холодное в задний проход. Дяденька щебетал что-то и объяснял: «Это из итальянского языка». Потом он долго говорил, назвал какой-то термин и добавил: «Это из английского». Коза была рада вернуться к друзьям.


Вот такие у меня появились предметы после зимней сессии.

@темы: ./asterna/about/, ./asterna/etc/